Телефон Viber, WhatsApp: +972-54-77-51852 вс-пт, Эл. почта: info@is-med.com
Вы находитесь: Лечение в Израиле с IS-med цены в лучших клиниках » Новости » Интересные факты » Врачебные истории

Врач в Израиле (грустная история)

6043
С раннего детства мечтал стать врачом. Здесь, в Израиле, куда моя семья репатриировалась, когда мне было 13 лет, эта затея была не реальной: мы жили на севере, ближайший медицинский ВУЗ – Технион в Хайфе – почти 90 километров от нашего дома. Да и стоимость обучения была слишком высока для нас, достаточно скромно живших людей. Прибавить к этому постоянную занятость и невозможность заработать, и станет ясно, что высшее медицинское образование в Израиле это дорогая игрушка для чад далеко не бедных людей.

Но все же мысль о медицине не оставляла меня, и на семейном совете было решено отправить меня учиться в Россию. Это и дешевле, и проблемы с жильем решит оставшаяся там бабушка. Собрав все требуемые документы и успешно пройдя вступительные испытания, я приступил к изучению столь любимой мной науки. Учился я очень хорошо, и практически с первого курса стал подрабатывать на скорой помощи. На четвертом курсе я уже приступил к практике по хирургии под руководством местной профессуры, на пятом по психиатрии, а на шестом – по своему профилирующему предмету – педиатрии. Так, к шестому курсу у меня накопился огромный опыт практической деятельности во многих областях медицины. Уровень обучения был достаточно высок. Наш преподавательский состав – люди с мировыми именами в своих областях. Достаточно сказать, что заведующий кафедрой психиатрии один из немногих, разработавших американскую классификацию психиатрических заболеваний DSM-IV, и лекции он читал с английским акцентом.

Главный принцип, которому нас учили все годы был «Быть, прежде всего, Врачом с большой буквы». Это принципы гуманизма и служения людям. Избитая фраза, на именно этого и не хватает многим докторам, столкнувшимся с суровой действительностью бытия. Тора запрещает брать плату за лечение людей, и деньги которые получает врач – это компенсация за потраченное время. «Светя другим – сгораю сам» - древний девиз и символ медицины. Столкнувшись в последствии с некоторыми израильскими докторами, я был немало удивлен их не компетенцией в очень многих аспектах наук и культур. Трудно представить себе Европейского врача спорящего о том, что опера это там где танцуют, а балет это там, где поют, или наоборот! С моей точки зрения Врач – это не только компьютер забитый несистематизированной медицинской информацией, но и, прежде всего, культурный, высокообразованный человек во многих областях. Недаром в былые времена каждый врач имел еще и степень по философии. А еще раньше именно из цеха философов объединялись с цехами врачей. Естественно, что все это не заменяет квалификационный уровень врача, который, несомненно, должен быть очень высок. Но нельзя превращать медицину в источник махинаций, тупости в остальных областях жизни и выкачивание денег из карманов страдающих людей! Но зато при этом сколько самомнения! Какие высокомерные взгляды на врачей учившихся «не там, где надо»! Какие насмешливые вопросы типа «А вы знаете, что такое рентген»? Они, очевидно, забыли (а может и никогда не знали), что такие великие имена как Сеченов, Павлов, Пирогов и другие, внесшие свой великий вклад в развитие мировой медицины, были основоположниками Русской медицинской школы.

Закончив успешно, с прекрасными оценками государственный медицинский институт в очень известном городе науки в Сибири, с дипломом врача-педиатра в кармане, я уехал обратно в Израиль.

Государство не встретило меня с распростертыми объятиями – я попал в эпоху великой безработицы и всеобщих забастовок. Более того, я еще и должен был, как все мы доказывать, что наш диплом не куплен в ближайшем переходе метро или на рынке. Но пока докажешь, надо существовать! Надо кормить семью. Извечная «шмира» тоже не встречается на каждом углу. И я, вспомнив свои познания в области ортопедии и массажа (на достаточно высоком академическом уровне, поверьте мне!) расклеил объявления, в которых написал, что за небольшую плату делаю профессиональный реабилитационный массаж детям и взрослым.

Первый звонок по телефону был от мамы ребенка страдающего посттравматическим параличом. В три годика он поскользнулся на эскалаторе супермаркета и, получив удар по голове, несколько месяцев был в коме, а выйдя – стал инвалидом. Ребенку требовался профессиональный медицинский массаж с элементами физиотерапии. Мы договорились о встрече. Увидев ребенка я поразился его полноте и спросил у матери о причинах её. Мать сказала, что не смотря на все ее усилия и диетотерапию ребенок очень полон. Я осмотрел мальчика в присутствии матери и заявил, что с ребенком можно и нужно работать. Цену я назначил просто смешную – 50 шекелей за сеанс (лишь потом я узнал, что подобная работа стоит в несколько раз дороже), но у семьи тяжелое положение, да и для меня это тоже сумма на хлеб с маслом и стакан молока. Мы начали работать. Мама и ребенок были довольны и, через некоторое время я был приглашен в другую семью с больным ребенком по рекомендации этой мамы. Там цена была практически такой же низкой, и родители опять таки были довольны продвижением в лечении своего сына. Так я работал какое то время и все были рады. До тех пор, пока не прозвенел звонок, имевший огромные печальные последствия для меня.

-Алло, это доктор?

-Да, чем могу помочь?

-Ваш телефон мне дала мама мальчика поскользнувшегося на эскалаторе. Она Вами довольна, и порекомендовала Вас мне, как хорошего врача.

- Я Вас слушаю.

- У меня дочь, 12 лет, страдает детским церебральным параличом, и я бы хотела провести ей несколько сеансов массажа и научить ее ходить без костылей.

Мы договорились о встрече и, выбрав свободное время, я отправился к ним.

Осмотрев ребенка, я похвалил мать за хороший уход. Однако сказал, что с девочками предпочитаю не заниматься, так как ребенок должен быть раздет, а в Израиле идет поголовная охота на ведьм, и каждый взгляд, а тем более прикосновение может быть не так истолковано. К тому же одна из мам накануне рассказала мне леденящую кровь историю о враче, осужденном за непристойные действия в отношении пациентки. Но, поскольку семья прибыла по рекомендации, я решил взять ребенка на лечение, строжайше предупредив мать, что бы она постоянно находилась в комнате при девочке или, по крайней мере, в квартире с постоянно открытой в комнату дверью. На том порешили.

Я начал проводить лечение. Ребенок был оставлен в трусиках, и мать постоянно находилась при ребенке. Я сказал девочке: «Если тебе больно, или ты чувствуешь что ни будь не так, немедленно скажи об этом мне». Она согласно кивала головой. Так я занимался с ней три раза. На четвертый раз, ее мать звонит мне на телефон и говорит, что ребенок больше продолжать не хочет. Я поинтересовался причиной, тем более, что каждый раз девочка была рада и не высказывала никаких признаков неудовольствия. «Она сказала, что в последний раз ей было больно, и она не хочет продолжать». Мне было очень неприятно это слышать, зная, что я очень бережно отношусь к пациентам, и стараюсь не причинять им неудобств.

- А где ей было больно?

- В области паха.

Надо заметить, что в необходимые процедуры входит и растяжка мышц ног, которая вполне может вызвать неприятные ощущения в паховой области.

Я попросил мать связаться с девочкой, и сообщить, что если сделал ей больно, то хочу попросить у нее прощения, однако ребенок не захотел со мной общаться. Я остался в недоумении, и спросил мать, может она что то заметила (ведь она находилась всегда рядом). Но мать сказала, что она и сама не понимает, в чем дело, и что она довольна мной. На том и закончили.

Через два месяца, я выехал утром на государственный курс подготовки врачей. Буквально через пол часа мне звонит перепуганная супруга и сообщает, что дома полиция проводит обыск. Я развернулся и приехал обратно домой. Там меня встретили двое полицейских, державших в руках мой компьютер-ноутбук, и мой ежедневник. Все мои попытки узнать на каком основании проводится обыск ни к чему не привели. У меня попросили принести мои дипломы и документы, усадили меня в машину и отправили в отделение полиции. Там меня встретила женщина-следователь по делам несовершеннолетних и радостно объявила мне, что я подозреваюсь в изнасиловании малолетней не достигшей 14 лет, в развратных действиях сексуального характера с малолетними не достигшими 14 лет и в незаконном представлении себя врачом. Мои волосы встали дыбом от услышанного мной. Я, вспомнив американские фильмы, попросил один звонок адвокату, на что мне было сказано, что здесь не Америка, и законы позволяют делать со мной что угодно.

Начался допрос, длившийся около четырех часов. Вопросы были каверзные, однако я сотрудничал со следствием по мере сил, и начисто отвергал все подозрения относительно меня. Во первых я врач. И есть диплом. Отсутствие медицинской лицензии лишь лишает меня права выписать Акамоль, а мои ученые степени и квалификация врача признаны соответствующим министерством. Во вторых, я не занимался конвенциональной медициной, а лишь только проводил массаж, что не запрещено. В третьих, все действия относительно моих пациентов происходили на глазах у родителей, и сомнительно, что бы на их глазах я кого либо насиловал или производил другие действия сексуального характера. Но следователь был непреклонен. Под изнасилованием подразумевалось проникновение пальца в половые органы девочки, а под развратными действиями – физикальная проверка мальчика. Я спросил, а видела ли мать это проникновение, и почему ребенок не сказал или не закричал, что бы привлечь внимание матери к происходящему. Ответа так и не получил. И, тем не менее, мне было объявлено, что я арестован по подозрению в вышеуказанных преступлениях, и я был отвезен в камеру при полицейском участке. Мне удалось связаться с родителями и сообщить о происходящем.

В камере находились двое человек. Израильтянин-наркоман, человек известный полиции, подозреваемый в краже автомобиля, и «русский», подозреваемый в избиении жены. У меня отобрали зажигалку, сняли шнурки (что бы не смог повеситься) и заперли с ними.

Им первым я и поведал свой печальный рассказ. Они оказались весьма понятливыми людьми и пытались утешать меня. Через какое то время принесли ужин. Есть эту баланду было невозможно. У наркомана начиналась ломка, и его постоянно рвало. Он звал полицейских на помощь, но никто так и не откликнулся. Пришлось следить за ним и оказывать поcильную помощь.

Часов в десять вечера мне объявили, что пришел мой адвокат. Я понял, что, скорее всего, это частный адвокат, нанятый родителями – государственный адвокат не придет в столь поздний час. Так оно и оказалось. Это был человек маленького роста, довольно молодой с проницательными живыми глазами. Выслушав суть дела он сообщил мне, что девочка на следующий же день ляпнула социальной работнице в школе, что врач трогал ее. Она и завела все дело. Адвокат ушел, предупредив меня, что завтра с утра состоится суд по продлению задержания, придет либо он сам, либо его напарник.

Всю ночь я провалялся на бетонной шконке не смыкая глаз, и вот, в 4 часа утра нас подняли, и повезли в Абу-Кабир. Там простоял часа три в железной rлетке размером три на три с еще тридцатью заключенными и был отвезен в мировой суд в Ришон-ле-Ционе.

По приезде в суд меня встретили репортеры и журналисты с камерами и микрофонами. Они уже осудили меня первыми. В этот же день все СМИ вышли с заголовками «Пойман педофил выдававший себя за врача». А по десятому каналу сообщили, что я приводил детей домой и там их насиловал (а жена мне помогала, что ли!?). Даже показали мою дверь с табличкой «Добро пожаловать».

В зале суда уже сидели моя мать, жена, адвокат и представитель полиции. Описывать судилище смысла нет, так как оно представляло из себя фарс, в котором представитель полиции и двух слов связать не мог и на все доводы адвоката отвечал «Я не знаю». Адвокат требовал, что бы меня отпустили, однако судья заявила, что видимо я «опасен для общества, и меня надо поместить под стражу до вынесения обвинения». На подготовку обвинения судья дала прокуратуре еще четыре дня, отметив, что следствие тянулось порядка двух месяцев. Меня увезли, и поместили в следственном изоляторе Абу-Кабир, где я благополучно просидел в окружении воров, сутенеров, убийц, наркоманов и насильников полтора месяца. За это время я успел ознакомиться с обвинением, построенном на пустом месте, основанных на противоречивых показаниях умственно отсталой девочки, которая сама толком не знает где, в каком месте ей было больно и трогал ли я ее вообще. Ни одного обвинительного показания со стороны родителей против меня не было. Прокурор умудрилась обвинить меня даже в том, что я брал всего 50 шекелей, а не 350. Дело перенесли в областной суд Тель-Авива, где я и был выпущен под домашний арест с внесением залога в 30000 шекелей, под которым нахожусь по сей день, уже три месяца ожидая суда. Стоимость адвоката 100000 шекелей, работать я не имею права, да и выйти из квартиры тоже.

Вот так, в нашем государстве, без доказательств, без толкового обвинения, на пустых нелепых словах можно разрушить человеку семью, финансовое состояние, карьеру, физическое и психическое здоровье.

Примите это к сведению, господа присяжные заседатели!

Алекс.
20.10.03

НА ДЕНЬ ОБНОВЛЕНИЯ САЙТА, АЛЕКС ВСЕ ЕЩЕ НАХОДИТСЯ ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ. ПРАКТИЧЕСКИ 2 ГОДА. ЗА ЧТО??? БЛИЖАЙШИЙ СУД НАЗНАЧЕН НА КОНЕЦ МАЯ 2005.


Позвоните нам бесплатно
через Viber или WhatsApp!

Прайс на лечение в Израиле

Отправьте ваши выписки на имейл info@is-med.com и получите персональную программу лечения в Израиле с расценками частной и государственной клиники, либо оставьте ваши контактные данные и мы перезвоним вам.

Выбор клиники и врача - за вами!

Заказ обратного звонка

Ваш имейл

Ваши телефоны

Ваше имя





рейтинг статьи: 2 3.0 3

Дополнительная информация:

Автор:
Вы находитесь: Лечение в Израиле с IS-med цены в лучших клиниках » Новости » Интересные факты » Врачебные истории » Врач в Израиле (грустная история)
Задайте ваш вопрос!
Всего комментариев: 0
avatar